Ты, Я и Танго

Text
3
Kritiken
Leseprobe
Als gelesen kennzeichnen
Wie Sie das Buch nach dem Kauf lesen
Ты, Я и Танго
Schriftart:Kleiner AaGrößer Aa

Пролог

Ряды кирпичей ложились выверено и аккуратно. Ряд за рядом… Пока вскоре не появились чёткие контуры будущего дачного камина.

Конечно он понимал: чтобы потом порадоваться комфорту и плодам своего труда, нужно сейчас потерпеть строительную грязь, пот на лбу, страх перед ошибками. Он ведь не профессиональный мастер, он всего лишь любитель-созидатель. Да, смелый и упорный. Но без опыта в подобных делах.

Так бывает и в душе человеческой. Что-то замысливаешь, ставишь цель, а затем прорываешься сквозь сомнения, преграды и ошибки на пути. Будет ли результат? Возможно…

А пока монотонный физический труд никак не побеждал тревожности. Вместо блеска в глазах читался напряженный внутренний диалог. Что-то творилось на сердце мучительное и рвущееся далеко от того места, где он находился.

Через каждые полчаса он снимал грязные рабочие перчатки, брал в руки мобильный телефон и куда-то звонил. Ждал ответа, поглядывая на противоположный угол комнаты. Там на стене висела большая фотография картины, на которой летели жёлто-белые ромашки. «Куда вы? И откуда?…»

Затем, не дозвонившись, откладывал телефон и снова надевал испачканные перчатки, продолжал строить своё желанное сооружение.

Вот такие выходные дни… С утра и до позднего вечера…

Как мало нужно для счастья!…

И музыка взяла верх над временем…


« – Как мало порой нужно для счастья! Настолько мало, что даже не замечаешь эти мгновения общения с ним – этим самым счастьем!» – думал Егор, идя прогулочным шагом по пешеходной улице родного города и растворяясь в окружающей атмосфере солнечного осеннего выходного дня. Настроение отдыха позволяло вглядеться в самые обыденные вещи вокруг. Егор радовался игре солнечных «зайчиков», создаваемых кронами больших деревьев, разноцветию листопада под ногами, свежему осеннему воздуху, мерно шуршащему ходу прохожих вокруг. А летящая где-то впереди над тихой улицей волшебная музыка гитарных струн напоминала, что это излюбленная улица свободных музыкантов! В выходной они «на посту».

Всю прошедшую неделю поздняя осень демонстрировала свои капризы. Порывистые влажные ветра сочетались то с ясным затишьем, то с холодными дождями, то с густыми туманами, то с играющим в прятки редким солнцем. И вот, наконец, в сегодняшнее воскресенье ускользающей золотой осени установилась на редкость тёплая и сухая погода.

Егор Свиридов решил посетить своего друга Геннадия. Все последние годы он не упускал возможности на выходных днях зайти к товарищу. И на то были свои причины: Геннадий уже более десяти лет находился в инвалидной коляске после злосчастного случая, о котором даже сейчас больно вспоминать. Дружба не зависит от обстоятельств, если это настоящая дружба!

Несмотря на их физические внешние различия, они всегда сходились на внутреннем понимании и уважении друг к другу. Егор был складным, худоватым, довольно высоким молодым человеком. Из-за своего роста чуть сутулился, хотя и проявлялось это лишь в минуты усталости или грустной задумчивости. В свои 34 года он выглядел бодро и молодо. Что-то игриво-детское и по-ребячески живое в его выражении лица выдавало лёгкий характер. Умные вдумчивые глаза на фоне мелких черт лица создавали вид современного молодого интеллигента.

Его друг Геннадий был в противовес – коренастым, крепким в плечевом поясе, с короткими сильными руками, мощной шеей и большими кистями. Его короткостриженая крупная голова выделялась необычной подвижностью. При этом движения рук отличались плавностью и особой степенностью. Открытое улыбчивое лицо озарялось светом душевной доброты и ума. Оба друга были почти одного возраста. Только жизненные ситуации разные…

Егор шёл к давнему приятелю своей любимой дорогой – по ухоженной, не широкой, весьма уютной улице центра города, полностью отданной во власть пешеходам. Подобно прогулочной палубе большого круизного лайнера, эта улица являлась своеобразным центром притяжения людей, идеальным местом для променада в любое время суток. Здесь проходили деловые и дружеские встречи, молодёжные тусовки, посиделки праздной публики в прилегающих многочисленных кафе или просто на лавочках. Для городской души это и был рай.

Так уж сложилась судьба, что жизнь Егора была привязана к центру города. Здесь располагалась квартира, в которой он жил. Работал тоже недалеко – в одной крупной компьютерной фирме, инженером-программистом. Друг Геннадий обитал на другом конце этой же улицы. И поэтому пешеходная магистраль, по которой шёл сейчас Егор, называлась друзьями «своей родной».

Егор остановился около уличного музыканта, виртуозно исполняющего самые разные произведения в джазовых обработках. Казалось, для этого гитариста не существовало музыки, которую он не мог бы сыграть! Это были и старые советские всем известные песни, и современные молодёжные мелодии, и что-то из мировой классики, и даже обычный примитивный шансон. Егор часто встречал этого с виду простого, открытого, жизнерадостного человека, гениально владеющего гитарой. В этой простоте как раз и ощущался талант. Он дарил свою музыку всем – щедро, легко, с удовольствием, с распахнутым сердцем, как бы играясь, но вместе с тем – бережно и уважительно к её величеству МУЗЫКЕ. На вид ему было лет пятьдесят, но, как часто бывает с людьми искусства, возраст неуловимо прятался за одухотворённостью. На тенистом бульваре он облюбовал себе удобное место, прямо на земле – футляр от гитары, усилительный динамик, а на ремне через плечо – сам инструмент.

Гитарист, весело подмигнув Егору, заиграл «Утомлённое солнце». «Узнал, узнал! Наше легендарное старинное танго!» – про себя проговорил благодарный слушатель, кивнув головой в ответ. Некоторые прохожие, подобно Егору, остановили своё движение и замерли, задумавшись о чём-то своём. Музыка взяла верх над временем… Она текла как вода… Вода, без которой немыслима сама жизнь…

Цветное настроение

Увлечение не для всех…


«Понимаешь», – вспомнила Даша слова мамы, – «если ты это сделаешь, тебе уже ничего не будет страшно!» Даша не считала себя трусихой, но при мысли, что придётся танцевать на улице, чувствовала, как внутри всё сжимается. Почему это казалось таким волнительным, Даша не могла объяснить. По совету мамы она решила всё-таки пойти на уличную милонгу1, но чем ближе подходила к назначенному месту, тем сильнее ощущала, как дрожат колени.

Танцевать на людях – значит демонстрировать свои чувства, обнажаться душевно. Но Даша никогда не стремилась к этому. Присутствовал ещё один маленький страх – а вдруг увидит кто-нибудь из сотрудников. То, что она училась танцевать танго, конечно, не являлось секретом, но рассказывать о своём увлечении на работе Даша не спешила. Уроки танго, ребята из её группы, их дружеские отношения стали для неё очень важны в последнее время. И, возможно, она старалась уберечь свой новый мир от чьего-то непонимания и насмешек.

Влад, руководитель их танго-клуба, решил организовать милонгу в стиле open-air2 в рекламных целях. Он обратился с просьбой к своим ученикам – поддержать клуб, прийти и потанцевать на городском бульваре. Влад надеялся, что, увидев танцующих симпатичных людей, кто-то из прохожих остановится, заинтересуется и, возможно, у него возникнет желание научиться танцевать танго. На этот случай у Влада были припасены визитки своего клуба, которые он планировал раздавать тем, кто подойдёт с вопросами.

К месту встречи можно было добраться на автобусе или пройтись по пешеходной аллее. Даша выбрала прогулку. Прохожие, наслаждаясь ласковым солнечным теплом, неспешно проплывали мимо. Выходной день умиротворял. Поддавшись общему ленивому настроению, Даша замедлила шаг.

Её взгляд скользил вверх по стволам старых высоких деревьев, любовался солнечными лучами, пробивающимися сквозь поредевшую осеннюю листву. Даша как будто вместе с оторвавшимися листьями слетала вниз на траву и с удивлением наблюдала, как преображались упавшие листья, загораясь то золотыми, то бордовыми огоньками на зелёном газоне.

В будние дни на этой аллее Даша иногда видела студентов из консерватории. Студенты выходили на улицу, играли на разных музыкальных инструментах, оттачивая своё мастерство и получая опыт выступления на публике. А в субботние вечера сюда приходили музыканты помаститее, собирая вокруг себя праздных гуляк и постоянных слушателей.

Даша могла бы причислить себя к поклонникам одного уличного гитариста. Когда проходила мимо, то старалась найти немного времени, чтобы остановиться и послушать. И сегодня, увидев знакомую фигуру, Даша решила ненадолго задержаться.

Музыкант, как всегда, играл без нот, свободно переходил от одного мотива к другому, импровизировал и сам получал удовольствие от собственного исполнения. Лёгкие мелодии, отлетая от струн, разливались в согретом осеннем воздухе, создавая ощущение какого-то волшебства, сказки.

Недалеко от Даши парень с девушкой, обнявшись, слегка раскачивались в такт мелодии. Молодой человек попытался покружить свою подругу, но, наступив ей на ноги, сбился. Они рассмеялись и снова обнялись. «Я хочу танцевать!» – радостно подумала Даша. – «Я действительно хочу танцевать! И мне есть с кем! И, в отличие от этих ребят, я кое-что умею!» Стремясь обойти толпу, собравшуюся вокруг музыканта, Даша оказалась рядом с зеркальной витриной какого-то магазина и поневоле взглянула на своё отражение. Пояс на красном плаще подчеркивал тонкую талию. Благодаря лёгкому ветру светло-рыжие волосы пушились, то убегая за спину, то прикрывая плечи. Чёрная сумочка, чёрные туфли. Уверенный, смелый взгляд. «Это я?» – удивилась Даша. «Да…», – ответило отражение. Улыбнувшись и больше не притормаживая, она бодрым шагом направилась к месту встречи.

 

Даша издали заметила ребят из клуба и с радостью ощутила, как потеплело на душе. Небольшая площадка, которую выбрали для танцевального вечера, располагалась немного в стороне от главной аллеи пешеходной улицы. С трёх сторон возвышались старинные здания, навевая ретро-настроение. Полукругом лавочки, за ними деревья, создающие тень. Романтично и комфортно. Партнёров пришло больше, чем партнёрш, что удивляло, так как обычно на занятиях мужчин не хватало. Три пары вышли танцевать, остальные стояли около лавки с вещами и, жестикулируя, что-то обсуждали.

– Привет, Даша!

Каждый подошёл и, приветствуя, обнял. Когда Даша только начинала учиться в клубе, традиция обниматься при встрече удивляла и настораживала её. Но потом она поняла, что искреннее дружеское объятие помогает расслабиться и открыться чему-то новому и хорошему, что происходило на занятиях. Теперь Даша обнимала танго-друзей естественно и с удовольствием.

– У нас сегодня праздник, – шепнула ей на ухо Ольга, – на одну партнёршу – полтора партнёра.

– Даш, у тебя сегодня какое настроение? Какого цвета? – громко спросила Таня.

– Что? В смысле? – удивилась Даша.

Ребята засмеялись.

– Вот и мы также отреагировали! – Лёша шутливо погрозил Тане пальцем. – Это всё Танюха нас достаёт. Психологию изучает в своём институте. Эх, развелось у нас психологов!

– Даша, первая мысль какая? Назови цвет! – не унималась Таня.

Даше сначала хотелось ответить – осеннее, но почему-то сказала:

– Цветное! У меня сегодня цветное настроение!

Рядом возникла высокая крепкая фигура Григория. И он, не спрашивая, а, скорее, констатируя, произнес:

– Пойдём, разомнёмся.

Вышли в центр площадки, начали танцевать, и сердце Даши сразу забилось сильнее. Даша не замечала никого и ничего и одновременно остро ощущала пространство вокруг и движение их пары. Он предлагает, она откликается. Сначала он, потом она. Взаимопонимание, как особый код, возникло между ними. Григорий повёл Дашу на новые для неё движения. Она их распознала и выполнила. Ускорение, энергичный поворот, резкая остановка вместе с последней прозвучавшей нотой. Несколько секунд они простояли, не размыкая объятия. Очнулись, когда услышали аплодисменты. Оказывается, вокруг собрались прохожие, привлеченные ритмом танго. Кто-то расположился на лавках и наблюдал издали. Более смелые зрители подошли ближе и, выражая восхищение, хлопали в ладоши.

Ребята с удовольствием продолжили танцевать. Дашу приглашали снова и снова. Но осенний вечер быстро превратился в сумерки. Зажглись фонари. Влад выключил музыку, и пришло время завершать милонгу. Даша оглядела место, где только что танцевала, и удивилась, как всего за один час эта импровизированная танцевальная площадка стала «своей».

– Ты с нами? – Лена и Саша вопросительно смотрели на Дашу. Они часто подвозили её домой после уроков в клубе.

– Конечно! С удовольствием!

Пока ехали в машине, смешили друг друга, заряженные положительной энергией. Девочки удивлялись, что многие с интересом смотрели на танцующих, но всего несколько человек решилось подойти и задать вопросы об уроках. Влад рассчитывал на больший результат, надеясь привлечь новых потенциальных учеников в танго-клуб.

– Многие не любят сами принимать решение и предпочитают, чтобы решение принимали за них, –произнёс Саша.

– То есть, если даже кто-то хочет научиться танцевать танго, то не придёт, пока его не подтолкнут? – удивилась Даша.

– Что-то в этом роде. Большинству необходим командир, начальник, нужны указания, которые следует выполнять.

– Но ведь это грустно, – вздохнула Лена. – Это значит, что нас, танцующих танго, не будет много, как бы мы ни старались?

– А мне думается, что танго – увлечение не для всех. Мы с Леной занимаемся несколько месяцев, но я уже понял – для того, чтобы научиться выполнять самые простые базовые движения, необходимы терпение и самодисциплина. И, что ещё важно, не стоит ожидать скорого результата.

– Да, без систематических занятий не освоишь танец, – согласилась Лена. – Я, например, до сих пор не могу отключиться от своих мыслей, когда становлюсь в пару, поэтому часто пропускаю предложения партнёра.

Девочки наперебой продолжили список того, что, по их мнению, необходимо танцору танго. Так они не заметили, как подъехали к дому Даши.

Поднимаясь по лестнице на свой этаж, Даша восторженно размышляла: «Как хорошо, что я не осталась дома! Какая молодец, что не променяла танцевальный вечер на просмотр сериалов!»

– Мама! Ты была права! – заявила Даша с порога. – Спасибо, что посоветовала мне пойти!

За ужином, то и дело вскакивая, пытаясь продемонстрировать, как всё происходило, и снова садясь за стол, Даша увлеченно рассказывала маме о своей первой уличной милонге.

Довольная проведённым днём, тем, что решилась публично танцевать, что преодолела свои страхи, Даша светилась улыбкой весь остаток вечера. С этим лёгким настроением стелила постель и укладывалась спать. Перед сном вспомнила свой первый танец с Григорием, как он её приглашал, как они двигались, аплодисменты. «Всё же голос Григория кажется знакомым. Где-то я его слышала раньше. Но где?»

Дружба – это круглосуточно

Удовольствие для интеллектуалов…


– Ну как провёл эту неделю, какие новости сегодня принёс другу? – улыбаясь, спросил Геннадий, приветствуя Егора в коридоре своей квартиры. Молодой, но с глазами помудревшего от несчастий человека в самом цветущем и активном возрасте, обаятельный парень сидел в инвалидной коляске перед Егором и подавал руку другу – как и подобает в мужской среде.

Жизнь играет с судьбой человека. И цену ставок назначает разную. У Геннадия судьба сделала крутой поворот в 24 года. Этот добрый, отзывчивый, сильный молодой человек тогда только-только окончил университет, нашёл интересную работу, начал строить планы на будущее. Всё изменилось вдруг… Благородный поступок… Несчастный случай… Боль… Скорая… Больница… Операция… Шансы есть. Придётся бороться. Врачи дали надежду на восстановление ног. А пока – инвалидная коляска…

Одиннадцать лет жизни по-другому. Мир потребностей и возможностей полностью поменялся. Отказ от молодёжных развлечений, смена компании друзей, безнадёжная влюблённость – всё это надо было пережить, переосмыслить и принять. А Геннадию даже хватило сил постоянно поддерживать своих родителей и не дать им повода для отчаяния. На их глазах здоровый, молодой, любимый сын превратился в инвалида с неизвестным будущим… С приходом иного образа жизни пришла и другая жизненная философия со своими ценностями, приоритетами, пониманием главного и второстепенного в жизни.

Геннадий жил с родителями в большой квартире, был единственным ребёнком в семье, и отношения внутри этой семьи можно было назвать образцовыми. Он со студенческих лет дружил с Егором и, в отличие от многих других бывших товарищей, сохранил его после несчастного случая в числе своих самых близких и верных друзей. К тому же их профессиональные интересы совпадали и с годами только крепли, создавая основу для общения и настоящей дружбы. То, о чём не поговоришь с родителями, можно было обсудить с Егором, и даже признаться в каких-то мечтах и мужских фантазиях.

Егор искренне ценил их приятельский союз и старался, как мог, поддерживать Генку (как он его называл по-дружески) в его непростой жизненной ситуации. Он часто заходил к нему в гости, созванивался, покупал какие-то вещи по просьбе друга и был с ним откровенен, как, пожалуй, ни с кем другим…

Друзья пожали руки, Егор снял куртку и прошёл в комнату.

– Слушай, Генка, у тебя так приятно пахнет пирогами! Что за праздник?! – первым делом выпалил Егор.

– Да это мама решила испечь нам с отцом очередное кулинарное творение, – засмеялся Геннадий. – Сейчас будем угощаться. Тебя ждал!

– Хорошо, это я люблю… Насчёт новостей – сейчас расскажу. Вот сбросил тебе на почту ключ от новой программки, которую ты просил. Как установишь и разберёшься – не забудь мне показать. Ещё – вчера был на концерте в нашем театре. Мой любимчик снова на творческий вечер приезжал из столицы.

– Да, за программку спасибо! Старую стёр, а сейчас новая очень нужна. Результатом поделюсь… Ну-ка, про театр – мне любопытно! Я, кстати, видел в интернете афиши. Так и думал, что ты не пропустишь концерт своего кумира. А ты один ходил? Или с Оксаной?

– Угу… Один… Будешь смеяться, но одному, оказалось, такой кайф ходить в театр! Вообще концерт понравился. Отключился от всех забот полностью. Он так здорово читает стихи! Так с юмором рассказывает истории из своей театральной жизни! Талантище!

– Класс! Рад за тебя. Но, смотри, привыкнешь делить праздничные минуты только с самим собой. Тогда лучше бы кого-то из своего танцклуба пригласил. Кстати, как там у тебя успехи?

– Как всегда великолепно! Единственная отдушина в нынешней суматохе. На работе такой завал, начальство давит, всё больше загружают – и почему-то всегда нужно срочно! Как тут не ценить такой вид отдыха?! Хотя на танцах тоже трудиться приходится. Но это другое. Когда танцую, не думаю ни о делах, ни о проблемах, полностью переключаюсь.

– Ну, тогда показал бы другу, как ты там уже умеешь своими ногами фигуры вытворять. Когда видео будет?

– Будет-будет! Не переживай… И не надо подсмеиваться. Сам же говорил – без увлечений личность деградирует!

Егор старался не рассказывать Генке о своём новом увлечении, ставшем теперь уже очень значительной частью его жизни. Жалел чувства друга, понимая всю горечь ситуации, в которой оказался Геннадий.

А Геннадий, наоборот, как будто в пику, очень часто интересовался этой темой и регулярно осаждал друга своими расспросами, проявляя активное любопытство. Егор всячески отшучивался, сводил все ответы к необходимости бороться с гиподинамией и сколиозом или к возможности искать себе потенциальных невест. Но чаще просто молчал и быстро менял тему. А молчать было о чём…

Дело в том, что ещё осенью прошлого года Егор, волею судьбы, оказался у входа в танцевальный клуб, на рекламной вывеске которого красовалась симпатичная пара танцующих людей в невероятно милом объятии, с озорным огоньком в глазах. А ниже – призывная надпись «Парные танцы – удовольствие для интеллектуалов!» Егор не знал, насколько это может быть ему интересным и будет ли ему комфортно в этом увлечении. Но в тот момент решил не пройти мимо. Просто зашёл узнать. Это и стало, как говорится, точкой невозврата…

Егор вошёл на кухню, наполненную ароматами печёностей и приятной чистотой. Следом въехал на коляске Геннадий. Егор прекрасно понимал, что дружеская болтовня – это необходимая отдушина для его друга-инвалида, значимая часть ограниченного бытия. Делиться умными мыслями давно стало их доброй традицией. Беседуя, они как будто приглашали друг друга в свидетели своей жизни.

– А где родители? Снова на даче? – спросил Егор.

– Да, ну как всегда – в выходные. Приедут только вечером. Тебе привет передавали. Просили оставить отзыв о пирогах и варенье. Давай, размещайся… – Геннадий всегда с любовью и явным уважением относился к родителям. Это было незыблемо для него в любых ситуациях жизни.

– Как мама чувствует себя? Не тяжело ей на даче работать?

– Ну, получше уже… Отец рядом – благо, отпуск длинный. Поэтому он там ей во всём помощник и опора. Пусть потрудятся и отдохнут заодно… Так, нарезаю большими кусками… Это тебе… – расплываясь в своей неотразимой улыбке, ответил Геннадий.

Через несколько минут чай был на столе, пироги – на тарелочках, рядом варенье, сметана, мёд и яблоки. И за столом понеслась беседа двух близких по духу людей…

«Как мало надо человеку для счастья! В который раз это подтверждаю!» – не скрывая задумчивой улыбки, мысленно проговорил сам себе Егор, с наслаждением откусывая от большого куска пирога…

1Милонга – это разновидность танца, а также название танго-вечеринки.
2Милонга open air – танго-вечеринка, которая проводится на улице.