Когда придет весна

Text
79
Kritiken
Leseprobe
Als gelesen kennzeichnen
Wie Sie das Buch nach dem Kauf lesen
Keine Zeit zum Lesen von Büchern?
Hörprobe anhören
Когда придет весна
Когда придет весна
− 20%
Profitieren Sie von einem Rabatt von 20 % auf E-Books und Hörbücher.
Kaufen Sie das Set für 5,30 4,24
Когда придет весна
Audio
Когда придет весна
Hörbuch
Wird gelesen Алиса Павлова
3,59
Mit Text synchronisiert
Mehr erfahren
Когда придет весна
Schriftart:Kleiner AaGrößer Aa

Часть Первая. Практика

Пролог

В палатке было душно.

Может, из-за дневной жары, которая всё никак не хотела сдавать свои позиции и уступить ночному сумраку, а может, от тягостного ощущения надвигающейся опасности. Будто весь мир замер, готовясь к самому главному сражению.

Я честно пыталась уснуть, вертелась с одного бока на другой, ощущая каждым миллиметром своего тела все выступы и неровности земли, на которой лежал спальный мешок. Если раньше каждый вечер, возвращаясь с учений, я просто падала на него и сразу же засыпала, не удосужившись даже толком переодеться, то сегодня всё было иначе.

Завтра пришло.

Все эти дни я издалека наблюдала за ним, следила за каждым движением, вслушивалась в мягкий тембр его голоса и сама периодически ловила на себе пристальный взгляд дорогих сердцу глаз.

«Завтра, – говорила я себе. – Завтра мы обязательно с ним поговорим…»

Но время шло, и ничего не получалось. Слишком много работы и слишком много обязанностей у каждого из нас. Стоило мне только сделать шаг к нему, как меня тут же отвлекали и уводили в сторону.

И вот этот день пришёл.

День, когда «завтра» может не наступить, и откладывать уже некуда.

Почему я раньше не пошла к нему? Почему позволила возникнуть этой стене между нами? Я сама толком не знала ответа на этот вопрос. Не в моих правилах было замалчивать и прятаться за спины родных. За эти годы я привыкла сама принимать решения и отвечать за них.

Но сейчас именно так и получилось. Я струсила, позволяя непониманию и ревности разлучить нас.

Или, может, дело в том, что все эти дни я сама ждала его прихода. Что он войдёт, откинув в сторону полог, быстро осмотрит моё скромное жилище и тихо произнесёт: «Я пришёл, Аля».

Ох, я бы тогда ему всё простила.

Но время шло, а он так и не явился.

Забыл? Отказался? Не нужна? Любил ли он, или всё было простой игрой? Обычное развлечение скучающего аристократа среди душистых трав и полей. А может ему угрожают? Или…

Как много можно придумать этих «или». Я могла гадать до бесконечности и так и не найти правильного ответа. Кто же знает, что творится в его голове.

– Соберись, – прошептала в темноту и, откинув в сторону тонкое покрывало, поднялась. – Не время сейчас раскисать. Давно пора было с ним поговорить, а не оттягивать до последнего.

Давняя привычка спать в одежде сейчас помогла, переодеваться не пришлось. Я лишь накинула на плечи жилет, посыпала вокруг себя специальной пылью, чтобы сбить перевёртышей со следа, и активировала Полог Невидимости.

Почти активировала… Потому что неожиданно в палатку вошла мама и успела схватить меня за руку, мешая завершить заклинание.

– Ой!

– И куда вы собрались, юная госпожа?

– Отпусти, – я попыталась вырвать руку, но у неё всегда была крепкая хватка. А применять магию против родной матери не хотелось.

– К нему идёшь?

– Мама! Я уже взрослая! – отбрасывая Полог, вскрикнула я. – И могу сама решать, что мне делать, а что нет.

– Еще какая взрослая, я это на своей шкуре три года назад испытала. Так к нему собралась?

– К нему! – выкрикнула в ответ и независимо задрала нос.

Я ожидала, что мама начнёт ругаться или позовёт отца с братьями, отлично зная, что против всех мне не выстоять. Но я никак не ожидала, что она внезапно отпустит меня и тихо спросит:

– Любишь его? Хотя нет, не отвечай. Я и так вижу, что любишь. Думала, блажь, что пройдёт со временем. Перебесишься и обратишь, наконец, внимание на Найла… Но я же вижу, как ты смотришь на этого мага и как он на тебя смотрит… Зря я послушалась тогда и отпустила тебя.

– Мам. Ну что ты такое говоришь? Ты же знаешь, я бы всё равно ушла.

– Знаю. Такая же упёртая, как твой отец… Пыль использовала?

– Что? – несколько опешила я от неожиданности.

– Пыль от наших использовала?

– Д-да.

– Ну, тогда беги. Быстрее беги. Ночи сейчас короткие, – она прижала меня к себе и быстро оттолкнула, подгоняя к выходу. – А я прикрою, если вдруг отец явится или братья вспомнят о твоём существовании.

– Мам? – прежде чем вновь активировать Полог, я повернулась к ней и недоуменно нахмурилась. – Почему ты мне помогаешь?

– Потому что ты моя дочь, и я хочу, чтобы ты была счастлива… хотя бы эту ночь. И потому что никто не знает, что нас ждёт завтра.

– Спасибо, – прошептала в ответ, накинула полог и бросилась бежать по тёмному лагерю.

Киан всегда отлично ставил ловушки и защитные барьеры. Мимо них пройти просто невозможно, за одним исключением: если ты не одной с ним крови. Так уж получилось, что с этим магом мы близкие родственники, поэтому препятствий на пути к своей цели, я не встретила. Даже два мага-охранника, которые стерегли палатку своего командира, мне не помешали.

Правда, у входа я немного задержалась, не зная, как лучше рассказать о своём приходе. Обстановка сейчас такая, что я могу отхватить и разрядом без предупреждения.

Пробравшись внутрь, я затаила дыхание, разглядывая спину мужчины, который стоял, опираясь руками о стол, и рассматривал разложенные на нём карты. Так и знала, что не спит, продолжая готовиться к завтрашней битве.

Внезапно он замер и резко вскинул голову, будто прислушиваясь.

– Аля… – прошептал мужчина и повернулся ко мне.

Скинув Полог, я нервно улыбнулась.

– Как ты узнал?

– Твой запах.

Свет магического светильника отбрасывал причудливые тени на его мужественное лицо. А чёрные как ночь глаза словно омут затягивали всё глубже и глубже.

– Но я использовала Пыль, ты не должен был почувствовать.

– Пыль притупляет нюх у перевёртышей, а не у магов, – совершенно непринуждённо и спокойно ответил мне мужчина. Будто его мой приход совершенно не удивил. Ждал? Не знаю. – Тем более что твой запах я не спутаю ни с чем.

– И чем же я пахну?

– Весной… Твоя семья знает о том, что ты здесь?

– Боишься дипломатического скандала?

– Просто хочу знать.

– Мама в курсе, – нехотя призналась ему.

– А Ягуар?

Так и знала, что без него не обошлось.

– Тебе надо поменьше верить слухам.

– Может быть. Ты не должна была сюда приходить, Аля. Ты хоть представляешь, что будет, когда это станет известно остальным?

Я скрестила руки на груди и вызывающе вздернула подбородок:

– Хочешь меня выгнать или прочитаешь лекцию о правилах приличия?

Хмыкнул, повторяя моё движение.

– Мне кажется, что после того, что было, поздновато думать о приличиях.

– Тогда почему ты не пришёл ко мне раньше? – горькая обида, помноженная на раненное самолюбие, хлынула потоком, и я уже ничего не могла сделать. – Почему отказался от меня?

– Я не отказывался.

– Я слышала о госпоже Черновой, – перебила его я, скривившись только от одной мысли об этой дамочке. – Ты вообще собирался говорить мне о ней?

Видимо, ему тоже говорить о вышеуказанной леди не очень хотелось, потому что взгляд он отвёл и слегка нахмурился.

– Еще ничего не известно. Сама говорила, что надо поменьше верить слухам.

– То, что ты не опроверг эти самые слухи сразу, о многом говорит. И не надо мне говорить о политике. Я и без тебя знаю, что это такое.

– Зачем ты пришла, Аля? Читать мне лекции?

– Увидеть тебя, коснуться… попрощаться, – губы задрожали, когда я произносила последнее слово, и он сразу же оказался рядом.

Бережно обхватил лицо руками, стирая слезинки из глаз.

– Я вернусь. Клянусь Богами, я вернусь к тебе… Аля, ты для меня дороже, чем жизнь.

И стена, которая стояла между нами все эти дни, рухнула.

Не знаю, кто первым сделал этот шаг. Кто первым из нас двоих потянулся к губам другого. Наверное, мы сделали это одновременно.

Прикосновение – и сразу вспышка пламени, которая загорелась в каждой клеточке моего тела. Головокружение и нехватка воздуха. Но и сил оторваться не было. Поцеловать. Прижаться к нему теснее, расстегнуть пуговицы на рубашке… коснуться горячей кожи и самой дрожать от его прикосновений.

Умирать и возрождаться в его руках, забыв обо всём на свете.

Мужчина и женщина…

Любовь и страсть…

Я и он.

Глава Первая. Суженый-ряженый, приди ко мне…

за три месяца до…

Гадание, а тем более на суженого, требует определённого уровня подготовки и знаний, которые передаются из поколения в поколение.

Нельзя так просто сесть, взять травы, листочки или цветочки, помахать руками с умным лицом и начать предсказывать будущее. Любая девушка знает, что всё не так легко.

И неважно, что официально предсказательную магию никто не признает. А в учебниках по азам магических принципов чёрным по белому написано: будущее предсказать невозможно. Никак! Совсем! И никаких «если», «может быть» и «а вдруг».

Но разве это кого-то останавливало? Особенно трёх заскучавших ведьмочек, которые не знали слова «нет». Я не в счёт. Когда три дня назад Адриэтт заявила нам, что знает самый эффективный и надежный способ узнать своё будущее, мне с трудом удалось удержаться от издевательского смешка.

Если честно, то я ждала, что девчонки меня поддержат, особенно Милдред, самая начитанная среди нас. Но этого не произошло, наоборот, они с потрясающим рвением взялись за подготовку. Им бы на лекциях обладать такой усидчивостью и дотошностью. Не знаю точно, как они учились, мы были на разных факультетах, но сомневаюсь, что шли на золотой диплом. А тут вдруг такое рвение.

Лет пять назад в Высшей Академии ввели новые правила обучения. Это было связано с целой серией государственных переворотов, которые едва не уничтожили Империю. Долгая эта история и сложная, которая едва не привела ко второй волне вражды между магами и перевёртышами.

Теперь, начиная с третьего курса, каждую весну всех студентов делили на группы и отправляли проходить практику в самые отдалённые уголки нашей необъятной родины. Причём делёжка происходила по совершенно невероятному и непонятному принципу, который никто не мог угадать. Например, наша восьмёрка (четыре парня и четыре девушки) состояла из самых разных слоёв общества.

 

Плебеи, так обычно называла простолюдинов Адриэтт, считали, что если родиться в знатной семье, то все твои проблемы решены и впереди только светлое будущее. А вот и неправда.

Мы все были представителями знати и… В обычной жизни совершенно не общались. Знали о существовании друг друга. Видели издалека, но на этом всё. Таких разных Магов еще надо было поискать. Но именно этого преподаватели и добивались.

– Если вы сможете сработаться в таком коллективе, то любые беды вам будут не страшны. Настоящий Маг должен уметь контактировать и находить компромисс, – утверждал проректор в своей речи перед тем, как отправить нас в эту богами забытую деревеньку у дальних топей.

Ну-ну… Он вообще пробовал найти компромисс с избалованной девчонкой, которая рыдала над сломанным ногтем и отказывалась дежурить по комнате, взвалив всю работу на других, а потом и вовсе наняв служанку среди местных?

Но выбора не было. Раз указ поступил, мы должны были подчиниться.

И вот теперь эта троица ненормальных девиц собиралась у нас в домике гадать на суженого. А я должна была на это смотреть и по возможности не комментировать. Мне же с ними еще месяц жить под одной крышей. Уйти было некуда. Несмотря на то, что была середина весны, зацвели яблони в садах и пели птицы, ночью было всё ещё прохладно.

– Лика, нагрей воды, – сунув мне в руки грязный котелок, скомандовала Адриэтт.

Именно она, наша леди Гранатовая, меня больше всех и раздражала. Я обычно совершенно спокойно относилась к выкрутасам богатеньких девочек, и не таких видела за три года учёбы, но Адри переплюнула их всех. Эта солнечная девочка происходила из очень древнего, знатного, но обедневшего рода. Деньги кончились, а гонор остался, и доставалось нам всем.

– С чего вдруг? Я в этом участие принимать не буду, – мило улыбнулась в ответ и впихнула котелок назад, испачкав при этом сажей красивое платье блондинки.

Ну вот и кто надевает бархатное платье в деревне? Перед кем ей здесь показы устраивать? Перед коровами или петухами? Лично я себя отлично чувствовала в обычных холщовых брюках и рубашке. Не представляю, как раньше, лет пятьдесят назад, Ведьмы могли колдовать только в платьях. Это же так неудобно.

А как представлю, что лет сто назад ведьмам вообще запрещалось учиться магии в Академии, так становится дурно. Нас, ведьм, вообще за специалистов не воспринимали, считая, что единственное, на что мы годны – детей рожать и травки собирать.

– Ну, конечно, – тем временем противно улыбнулась Адриэтт, совершенно не расстроившись грязному пятну. А что горевать, если все вещи ей стирает Молли из деревни, за что получает еженедельно звонкую монетку. – Рассчитываешь на то, что Тайфун ответит тебе взаимностью?

– Ты просто бесишься оттого, что ему хватило ума отшить тебя в первый же день нашей практики, – совершенно спокойно ответила ей и подошла к тазу, чтобы вымыть руки.

– Так и ты не слишком рассчитывай на успех, Серая, – донеслось мне в спину. – Кто Тайфун и кто ты?

– В данный момент он – студент, а я – студентка. И всё, – монотонно и очень тщательно вытерла руки и только потом обернулась, умудряясь при этом сохранить спокойное выражение лица.

– Ой, да брось, будто я не знаю, к кому ты на рассвете бегаешь.

– Тебе-то откуда знать, что я делаю на рассвете, если ты раньше двенадцати не встаёшь? – насмешливо поинтересовалась я.

– Девочки, может, не надо? – неуверенно произнесла пухленькая Диана, становясь рядом с золотоволосой блондинкой.

– Адриэтт, пора готовиться к ритуалу. Время, – нервно вставила Милдрет.

– Был бы у нас нормальный наставник, мы бы все вставали на рассвете и занимались тренировками, а не только я с Дареном, – вставила я.

Это была правда.

Господин Сифир Вьюн, худосочный пожилой мужчина с совершенно лысой и гладкой головой, которая сверкала на солнце как начищенный пятак, и курчавой седой бородой, был неопределённого возраста. Что-то между пятьюдесятью и шестьюдесятью годами. Для Мага это не возраст, мы остаёмся в строю до глубокой старости. Если, конечно, не пить с утра до вечера. А вот у господина Вьюна с этим были большие проблемы.

За тот месяц, что мы жили в деревне, я еще ни разу не видела его трезвым. При всём этом он оставался удивительно милым и добрым человеком. Правда, совершенно паршивым куратором, которому было всё равно, чем именно занимаются его студенты целыми днями.

А мы безбожно пользовались этим и бездельничали, наслаждаясь солнечными деньками. Единственными, кто вспоминал о тренировках, были мы с Дареном. Что бы ни думала Адриэтт и какие бы слухи ни распускала по деревне, мы с боевиком действительно тренировались, и ничего больше.

Это совершенно не мешало мне считать парня умным, сильным и очень симпатичным Магом. Дарен был тем редким исключением, когда в довесок к роду, имени и смазливому личику еще прилагался цепкий ум, доброта и недюжинные способности.

Первое время я долго к нему присматривалась, пытаясь найти хоть один недостаток, и не находила.

Он был идеальным. Правда, эта идеальность и исключительность была именно в тех пропорциях и качествах, которые не вызывали отторжения и сиропности. Наоборот, с ним хотелось общаться, чем я и занималась.

– Ну да, и вся лохматая и уставшая ты приходишь именно после тренировок?

Вот и как ей объяснить, что именно так и возвращаются. Ведь не поверит же. Адриэтт училась у нас на факультете управления, и подобного рода издевательства над организмом ей были в новинку.

– Время упустишь и не погадаешь, – решив не тратить нервы, заметила я и пошла к своей лавке, на которой лежала перина. Это было моё импровизированное ложе.

Гранатовая фыркнула и уже открыла было рот, чтобы еще сказать какую-то колкость, но передумала. Снова фыркнула, бросила на меня пренебрежительный взгляд и отвернулась.

Я пожала плечами, сняла брюки и рубашку, оставаясь в плотной нательной сорочке, и залезла под одеяло. Этикет требовал поменять сорочку на ночную, но это была пустая трата времени, как и мечты о ванной. Здесь баня топилась два раза в неделю, и ждать надо было до завтра.

После вечерней разминки всё тело ныло, но уснуть я не могла. Любопытство оказалось сильнее. Мне не терпелось посмотреть, как девчонки будут гадать и что из этого получится.

А точнее, как они сядут в лужу.

Обычно я не вредная и достаточно нейтрально отношусь к чужим ошибкам, каждый сам выбирает свою жизнь. Но тут уже просто не могла удержаться. Ведь знают же, что это бесполезно, а всё равно пытаются что-то доказать и заглянуть в будущее.

Даже если бы это было возможно, я бы никогда на подобное не решилась. Страшно знать, что ждёт тебя дальше, и не иметь возможности это исправить. Не знаю, почему девчонки этого не понимали. Наверное, считали, что ничего плохого с ними случиться просто не может. Богатенькие девочки, которые привыкли, что всё всегда хорошо, а что плохо – папа исправит или купит.

Домик, который нам выделил староста, был самым обычным – глиняные стены, соломенная крыша и неровный земляной пол. Размером он был небольшим, но здесь вполне умещались четыре лавки для лежанки, стол и пара табуреток, а также большая печь, которая грела нас холодными ночами.

Вот на этом земляном полу девушки и развели костёр.

Почему не в печи?

А потому что, по словам Адриэтт, нужен был именно живой костёр. По старинному рецепту её бабушки.

Так вот, развели они на полу костёр из веток орешника, обложили его небольшими булыжниками и повесили котелок с водой. Как только вода закипела, девчонки стащили платья, оставшись в одних сорочках, распустили волосы и начали танцевать, издавая при этом какие-то жуткие завывания. Наверное, они думали, что поют, но выходило именно завывание.

Я сдавленно хрюкнула, вовремя прикусив уголок пледа и задержала дыхание, чтобы не расхохотаться во весь голос. Нельзя себя выдавать, не то пропущу самое интересное.

Они кружились, пели и бросали травки в кипящую воду. В доме резко запахло травами и благовониями. Нос защекотало, и я едва не чихнула от резких запахов. Даже спрашивать было страшно, чего они туда намешали.

Вода закипала всё сильнее, пузырьки лопались и дрова шипели, когда на них попадала влага. Пар стал всё гуще, и от влажности стало трудно дышать.

– Открой свои двери, яви нам все грани будущего! – торжественно прокричала Адриэтта, застывая прямо перед котлом и поднимая руки вверх.

Красные блики костра исказили её миловидное личико.

– Яви! Яви! Яви! – хором закричали Диана и Милдрет, вставая по разные стороны от девушки.

Смех уже булькал в горле, и сдерживаться сил не было.

– Ы-ы-ы-ы, – просипела я, зарываясь лицом в подушку, и именно поэтому пропустила приход нежданных гостей.

– У-у-у-у! – раздались со стороны улицы жуткие вопли.

Тишина, которая длилась всего несколько мгновений…

…И истошные визги испуганных подружек:

– Ли-и-и-и-и-ика!!!

Звать меня уже не надо было. Откинув в сторону покрывало, я слетела с лавки, сделала кувырок и быстро сплела атакующее заклинание, которое сразу же запустила в одно из окон.

– На землю, быстро! – крикнула Ведьмам, готовя новое заклинание.

Звон разбитого стекла и громкий, отчего-то знакомый крик, который не смог заглушить плач девчонок, что, даже упав на холодную землю, продолжали причитать.

Вот же… и как только узнал? Всё представление испортил.

– Да замолчите вы, – вставая, буркнула я и отряхнула сорочку.

– Боги наказали нас, – всхлипнув, проныла Диана. – Мы не должны были этого делать. Мы прокляты!

И опять разрыдалась.

– Успокойся, нет никакого проклятья. Это вас Тарк разыграл.

– Тарк? – сразу же вскочила Адриэтт и злобно оскалилась. – Тарк? Где этот поганец?

– Он лежит под окном. Расколдовывать не буду. Сам виноват.

– Убью!

– Желаю удачи, – безразлично пожала плечами и подошла к котлу, чтобы загасить пламя и прекратить всё это безобразие.

Всё равно единственное, на что она способна сейчас, – это попинать обездвиженное тело. И то недолго. На улице холодно, а она выскочила в одной тонкой сорочке.

Но стоило мне подойти к костру, как неожиданно вода закипела еще сильнее, а ровно посередине возник водоворот, который с каждым мгновением становился всё сильнее и сильнее.

Сил отвести взгляд не было.

Я стояла и смотрела, как внутри водоворота возникали размытые фигуры и непонятные картинки, которые стихийно сменялись одна за другой. Сосредоточиться было невозможно, но чем больше я смотрела, тем страшнее становилось. Если это моё будущее, то оно было совсем безрадостным.

Вспышка, и всё исчезло.

Вода успокоилась, и стало тихо.

Судорожно вздохнув, я провела рукой над костром, полностью затушив угли.

– Ты чего, Лика? – тихо поинтересовалась Милдрет, заметив, как изменилось моё лицо.

– Ничего, давайте спать.

Никогда не хотела знать своё будущее, но теперь и это не имело смысла.

Я видела её… свою смерть.